BLEACH: UMBRA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BLEACH: UMBRA » VI. private zone » За темными стеклами | Генсей


За темными стеклами | Генсей

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

За темными стеклами.
http://funkyimg.com/i/Y8Vz.pngе


Матсумото Рангику, Гинджо Кууго. Генсей, где-то в Каракуре.
Гинджо только-только получил свой значок Временного синигами и готов приступить к выполнению обязанностей. Однако, все не так просто. Матсумото направляют в качестве инструктора Гинджо, что вызывает недовольство обоих.

0

2

В конце концов, лучше воспринимать это как небольшую передышку.
Рангику вздыхает, нетерпеливо постукивая ногой. Если увиливать от отчетов она умела мастерски – знала верные способы – то с принудительной (немыслимо!) отправкой на грунт поделать ничего не вышло. Хитсугая-тайчо был неумолим и на все вопросы, а после и уговоры отвечал только холодным, раздраженным взглядом. Готей не хотел посылать на это задание кого-то из капитанов – слишком мелко для них – а из всех имеющихся на данный момент лейтенантов Рангику была одной из наиболее опытных. Ну и одной из самых не загруженных обязанностями; Нанао говорила, что изначально отправить хотели ее, но она слишком занята в отряде. Хитсугая-тайчо выдвинул кандидатуру своего лейтенанта не дрогнув бровью. «Хоть что-то полезное сделаешь, Матсумото», – бросил он через плечо, – «Здесь от тебя никакого толку».
Рангику, конечно, только рассмеялась – будет, вам, капитан! – но внутри что-то неприятно кольнуло. Может быть, ей и не хватало усидчивости и старательности Нанао; может, она не ладила с бумажной работой и стремилась увильнуть от нее любыми способами, но Хитсугая-тайчо, все же, иногда был слишком резок в словах. Она, к этому, правда, уже привыкла – за столько-то лет знакомства – и не копила мелкие обиды. К нему все придет с возрастом – мальчишки всегда быстро растут, особенно такие, как Хитсугая-тайчо. Не успеешь оглянуться, как он уже где-то там, впереди – серьезный, взрослый и до тебя ему (вот ведь) уже никакого дела.
Врата Сенкаймона открываются – Рангику проскальзывает внутрь, мысленно рисуя в голове фигуру некстати вспомнившегося Гина. Мальчишки – серьезные, взрослые, с большими мечтами; мальчишки остаются мальчишками даже спустя сотни лет.
Суть миссии была предельно проста – познакомиться с временным шинигами и провести для него инструктаж. Вроде бы, все предельно просто и понятно; единственным, что смущало Рангику, был, собственно, сам временный шинигами. Конечно, Укитаке-тайчо ей все подробно объяснил – человек, с необычайно высоким уровнем духовной силы… Но ведь он такой наверняка не один – а никаких временных шинигами до сих пор не существовало. Неужели настолько силен, что смог заинтересовать Готей? Возможно, командный состав просто хотел держать человека под контролем и на глазах – это казалось наиболее логичным вариантом. Интересно, знал ли он об этом сам?
Впрочем, скоро это выяснится. Рангику решила относиться к этому проще – не как к важной миссии, а как к возможности передохнуть. Предыдущие вылазки на грунт были достаточно непродолжительны, а теперь у нее было достаточно времени, чтобы как следует осмотреться. Мир Живых наверняка был поинтереснее Общества Душ, а значит Рангику заслужила небольшую познавательную прогулку; оставалось только надеяться, что этот временный шинигами не окажется занудой и согласится немного отклониться от заданного курса.

Над Каракурой – чистое, яркое небо. Сенкаймон захлопывается за спиной Рангику, когда она легко спрыгивает на землю. Летнее солнце путается в кронах деревьев – они условились встретиться за городом, но рядом никого не было.
– Опаздывает что ли? – задумчиво бормочет Рангику себе под нос, поправляя упавшие на лицо пряди волос. – Ну и манеры. Ох уж мне эти люди!
Отсюда, с небольшого холма, видно всю Каракуру – золотистую от солнца, большую, шумную; чем-то напоминающую Руконгай, но при этом совершенно другую. Рангику хотелось узнать об этом мире побольше – быть может, в нем есть что-то, что сможет как следует ее развлечь.

+1

3

Если Гинджо когда-то и верил в судьбу, то это было сравнительно давно, еще в младшей школе. А может и вовсе не верил, но обязательной была вера в традиции, в приметы и в Бога. Бог всегда был отдельной и абстрактной вещью, к которой Гинджо предпочитал не приближаться на пушечный выстрел. Даже в мыслях, потому что Бога не было; если вдруг он существовал, то был тем еще засранцем и восхитительным шутником. Чувство юмора у Гинджо и Бога разительно отличались (дело было даже не в том, что вообще-то понятие "юмор" было одинаково неприменимо к обоим).
Судьба ясно дала понять, что если бы он когда-то и веровал в Высшие силы, это оказалось бы пустой тратой времени. Бог был - не один - но совсем не такой, как в любой из религий.

Кууго шумно зашевелился, что-то сонно буркнув себе под нос и переворачиваясь на другой бок. Лучи полуденного солнца пробивались сквозь плотно задернутые шторы; светлые полосы игриво ложись на лицо Гинджо, заставляя его смешно хмуриться и морщить нос, однако, разбудить окончательно не могли. Кууго лениво приоткрыл один глаз и скользнул взглядом по настенные часам, которые довольно толсто намекали на то, что он снова все проспал и можно не спешить.
- Твою же... - тихо пробурчал Гинджо, наконец поднявшись и свешивая ноги с кровати. - Почему нельзя было назначить встречу на вечер?
Вопрос был чисто риторическим, потому как правила устанавливал не Гинджо: к сожалению, его даже и не спрашивали, а банально ставили перед фактом. Общество Душ жило в каких-то собственных временных рамках, которые резко отличались от временных рамок нормальных людей. Если бы однажды Кууго спросили о том, как он может охарактеризовать шинигами, то он бы не задумавшись выдал одно слово - зануды. На языке еще крутилось слово "засранцы", но пока он предпочитал держать его при себе. Пока.
Гинджо мельком окинул взглядом комнату, которую легко было спутать со свалкой; на полу валялись вещи, которые походили на ковровую дорожку к кровати - после вечерней смены в институте оставались силы лишь на то, чтобы доползти до кровати; на любой свободной поверхности, в хаотичном состоянии валялись фантики и пустые пачки от еды, сигарет; на столике стояли пустые бутылки от алкоголя. Гинджо не очень любил уборку, да и в квартире он лишь спал, ел и выпивал - в остальное время предпочитал находиться вне этих четырех стен.
Взгляд остановился на столике, на краю которого лежал небольшой предмет; Гинджо протянул руку и сжал в ладони удостоверение Временного Шинигами, которое получил на днях. Эта маленькая вещица занимала все мысли Кууго, но он так и не смог определиться с тем, что же чувствует, когда держит ее в руке - радость или смутную тревогу?
Общество Душ оказало ему честь - своими взглядами все эти "большие шишки" недвусмысленно намекали на то, что Гинджо должен падать им в ноги и, как бесконечную мантру, повторять слова благодарности - они заметили обычного человека, с необычными способностями и решили, что он может им помочь. Кууго был не против - в уме рисовались романтические образы, похожие на отрывки из фильмов, да и в целом открывшиеся перспективы слегка туманили разум - но что-то тут явно не сходилось. Иногда у Гинджо просыпалась мания бесконечной подозрительности и недоверия ко всему новому: все еще оставался открытым вопрос о том, почему и как вообще они заметил его, зачем вдруг решили предложить сотрудничество и своеобразную работу? Гинджо не верил в светлые порывы тех, кто давно умер, а вместо покоя выбрал очередное сражение. Уверенность не вселял даже капитан Укитаке, которого стоило бы сделать рекламным лицом Готея - а в мире людей, ему бы рекламировать сбор денег в пользу сирот - он объяснял все спокойно, тихо и уверенно. Но мнительность Гинджо было не искоренить.
Гинджо встряхнул головой и с сомнением вгляделся в узор на удостоверении, затем спокойно коснулся им своей груди, отделяя духовное тело.

Если Гинджо опаздывал, то всегда настолько, что уже и не было смысла приходить - опоздания были одной сплошной нормой, которая были чуть ли не самой сутью Кууго. Конечно, ему стоило завести будильник, чтобы не облажаться в первый же день (еще было неизвестно, кого там ему приставят в надзиратели).Гинджо искренне надеялся на то, что ему удастся отвязаться от посланника Готея или тот даже не станет дожидаться, плюнув на несобранного Временного Шинигами, для которого явиться вовремя на встречу - тяжкий труд и невыполнимая миссия. Без оглядки на то, что у всех могут быть свои дела.
Оставалась вероятность того, что этот чертов значок они не отберут. Одно малюсенькое опоздание погоды сделать не могло. Да и "учитель" Гинджо вообще не сдался; откровенно претила мысль о том, что кто-то будет наблюдать со стороны за его сражениями, да еще и чему-то учить.
Гинджо всегда был одиночкой - он точно не нуждался в компании занудных шинигами, которые наверняка даже пить не умеют.

Естественно, на назначенном месте никого не оказалось. Гинджо только задумчиво почесал затылок, прислонившись плечом к раскидистому дереву, да так и остался стоять: теперь он понимал, что не имеет ни малейшего представления о том, что вообще надо было делать и с чего начинать.

0


Вы здесь » BLEACH: UMBRA » VI. private zone » За темными стеклами | Генсей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC